Межличностные циркадные ритмы

Хотя упоение объектом нашей привязанности отчасти связано с тем, что он напоминает нам кого-то из прошлого, у привязанности есть и своя собственная убедительная история. Межличностные циркадные ритмы, уютная безопасность постоянства, основанная на многочисленных событиях повседневной жизни пары, создает общее прошлое, которое часто равно или превосходит силу наших прежних привязанностей, а также нередко встраивает их в себя. Нэнси Рейган в своем интервью Ларри Кингу назвала наиболее опустошительным следствием болезни Альцгеймера у своего мужа невозможность разделить с ним общие воспоминания, ведь уже никто не мог оценить и понять пережитое ими прошлое (Reagan, 2014).

В отличие от случаев нарушенных детско-родительских отношений, межличностные циркадные ритмы — это история двух равных личностей, стремящихся к удовольствию и совместно справляющихся с болью. Детские фантазии о бессмертии родителей сменяются мечтами о вечном союзе с возлюбленным. Этот сдвиг напоминает определение любви, данное Бергманом: «Это страстное желание никогда не расставаться с другим человеком» (Bergmann, 1987). Кстати эскорт на выезд есть на сайте escort-msk.com.

Прочность

Привязанность, будучи переплетенной с любовью, никогда не блекнет. На самом деле, со временем она становится еще ярче, тогда как другие, более резкие черты любви стираются – чувственность, сексуальность и искрящаяся природная красота юных влюбленных – в то время как тонкие, но прочные нити привязанности остаются нерушимыми.

Каждое лето много лет подряд я наблюдал на горном курорте за парой эмигрантов из дореволюционной России, которым тогда было девяносто лет. Я часто слышал, как они проводили не один час, помогая друг другу одеваться по утрам. Они в буквальном смысле не расставались за исключением случаев, когда один поджидал друг друга у кабинета врача. В очках со стеклами едва ли не толще, чем подошвы ботинок, они каждый день преодолевали бесконечные коридоры отеля и проводили день в неожиданных вылазках в величественные горы. Я никак не мог понять, как они оказывались там и как возвращались. Просто в какой-то момент, когда я поднимался в горы, вдруг слышал их негромкую русскую речь, сливающуюся со звуками природы.

Появление этой пары производило удивительное впечатление на любого. Их неспешная грация и умиротворяющая аура гипнотизировала тех из нас, кто оказывался рядом, вызывая заразительный покой, и мы замирали в тихом восторге перед загадкой человеческих взаимоотношений, мечтая, без сомнения, чтобы и нам так же повезло. Они казались той самой платоновской разделенной парой, которой удалось наконец воссоединиться. Возможно, в свое время они также восторгались загадкой родительского союза.

Долгие десятилетия преданности друг другу, сохраняющейся несмотря на хрупкость наших тел, свидетельствуют о мощной природной силе. Мы можем иметь не вполне четкое представление об органах, отвечающих за привязанность (в отличие от органов, отвечающих за сексуальность), но само стабильное проявление привязанности и ее узнаваемые формы в различных культурах говорят о том, что они присутствуют в структуре нашего тела.